8 ноября 2017

О роли телевидения в информационном обществе

Построение нового типа общества, определённое в документах Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества «глобальной задачей в новом тысячелетии» предъявляет принципиально новые, не рассматривавшиеся прежде, требования к средствам массовой информации в целом и к телевидению,

 как признанному институту массовой информации и новому институту массовых коммуникаций, в особенности. 

Но именно в этом качестве ему на современном этапе фактически отказывают конструкторы и протагонисты информационного общества. Свобода доступа к информации и культурным ценностям, накопленным человечеством, свобода выражения мнений и, как следствие, свободный поток идей, представляющие базовые ценности демократического общества, связываются с сетевыми СМИ, Интернетом, другими инфокоммуникациями.

Российские подходы к проблемам становления информационного общества в основном сохраняют технологические и технократические подходы. «Программа развития информационного общества в России», предложенная Центром развития информационного общества («РИО-центр»), проект «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», разработанный группой при Совете Безопасности РФ, акцентируют внимание на «стимулировании использования информационно-коммуникационных технологий в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни общества».

Телевидение в этих проектах не упоминается даже в связи с проблемой единого информационного пространства.

Вместе с тем, всемирная встреча вещателей, проходившая параллельно саммиту по вопросам информационного общества, отметила жизненно важную роль электронных СМИ в этом обществе, связывая её с незаменимым уровнем присутствия традиционного телевидения и радио во многих странах фактически в каждом доме, с наиболее эффективным способом получения высококачественной информации. Российские вещатели своей позиции по этому поводу до настоящего времени не сформулировали. Особенности развития телевидения в информационном обществе представлены рядом бинарных оппозиций: традиционное телевидение и новые электронные СМИ, телевидение и информационно- коммуникационные среды Интернета и мобильного ТВ, обеспечение свободы доступа к информации, имеющей общественное значение и проблемы ограничения доступа к ней, свобода выражения мнений и невозможность воспользоваться ею. Этот ряд может быть продолжен.

Соответственно, тенденции развития мирового информационного пространства, с одной стороны, и отечественной медиасистемы, с другой, приводят теоретиков российского телевидения к поиску и определению новых категорий «электронных СМИ», которые отражали бы процесс конвергенции информации и коммуникации. Параллельно возникают варианты решения проблемы социальной ответственности телевидения. В этой связи проектирование и выявление особенностей развития телевидения в информационном обществе приобретают особую актуальность.

Существующие в данной сфере проекты и, прежде всего, «Концепция развития телерадиовещания в России на период 2006-20015 годов», «Концепция Федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации (2007 – 2015 годы)», содержат ряд принципиальных положений о месте и роли телевидения в новых условиях, о необходимости «нового взгляда» на его развитие, как единого комплекса электронных СМИ и массовых коммуникаций. Вместе с тем, в проектах доминируют проблемы технических задач по внедрению цифрового стандарта вещания, отсутствуют предложения системной организации телевидения в цифровой среде, классификации и дифференциации каналов в условиях многопрограммных мультимедийных коммуникаций, взаимоотношений вещателей, операторов связи, телезрителей, новых субъектов рынка. На практике развитие телевидения сдерживается несостоятельностью законотворчества, механизмов правового регулирования информационных отношений внутри социально-политической системы и слабой информированностью общества по указанным вопросам.

Таким образом, как в обществе в целом, так и непосредственно в сфере электронных СМИ и массовых коммуникаций возникает ряд проблем, связанных с необходимостью институциональных перемен, к числу которых, по нашему мнению, относятся совершенствование законодательства, создание и реализация информационной политики, модернизация телевизионной системы России в условиях формирования информационного общества, как предпосылки гражданского общества.

Эффективным механизмом его построения является реализация модели публичной медиасферы. Однако традиционное российское телевидение, за исключением определённых периодов своего существования, пока остаётся в стороне от этих процессов, что и даёт основания для заключений о вытеснении «вещательного» ТВ «посттелевизионными» СМИ в Интернете, информационно-коммуникационной средой. Одним из предложений сохранения и приумножения преимуществ телевидения в новых условиях является проект «Социально ответственное телевидение», подготовленный группой экспертов, в составе которой находился и автор. Развитием проекта являются выводы о воздействии на медиаиндустрию информационно-коммуникационных технологий, конкурентных средств коммуникаций, что детерминирует оптимизацию структуры ТВ и управления ею.

Современная система отечественного телевидения может быть представлена как сложное и не структурированное сочетание общероссийских и региональных, государственных и коммерческих, производящих и сетевых компаний. Программная политика большинства федеральных каналов идентифицируется не с менталитетом телезрителей, а с представлениями медиаменеджеров, учредителей компаний, их владельцев и заказчиков. Квалифицируя это явление как «медиакратию», мы можем предполагать возникновение в информационном обществе более гибкой системы телеканалов, в основе которой находятся интересы, потребности и заказ различных сегментов аудитории. Этому процессу будет способствовать интерактивное диалоговое телевидение, открывающее перспективы для осуществления так называемой «обратной связи», без которой нет качественного программирования, соответствующего потребностям социально-политических институтов и отдельных граждан. При этом интерактивность следует рассматривать в контексте социальных аспектов информационного общества, так как до сего времени понятие используется либо в техническом плане, характеризующее возможность многих так называемых «приложений», «сервисов», не относящихся собственно к вещанию, или как симулякр «обратной связи» с телезрителями.

Аудитория становится активным социальным началом многосторонней телевизионной коммуникации, приобретает черты одного из функциональных элементов политического управления. В конечном счёте это означает возвращение на новой - технологической - основе к демократическим институтам прямого народного управления. Конструирование собственных медиа на той же основе, возможностей управления контентом, также ведёт к упрочению гражданской самодостаточности, политического сознания, уверенного в том, что оно способно конструировать, корректировать, т.е. влиять на окружающую среду. Переход пассивного зрителя в положение активного участника коммуникационного процесса ставит государство и общество перед необходимостью разработки новых форм организации и управления вещательными системами, поскольку перспективы цифрового вещания открывают новые проблемы создания, функционирования социально ориентированных вещателей.

В «доцифровую» эпоху перспективы развития качественного вещания связывали обычно с общественным телевидением. Социально ответственное ТВ во многом тождественно общественному, но шире него, так как может быть реализовано на каналах любых организационно-правовых форм и, главное, дополнительно реализует постоянно функционирующие социально-политические дискурсы, действующие в условиях свободного выбора вещателей и программ. Основы социальной ответственности в применении к телевидению должны рассматриваться также как категории социально-экономической деятельности: открытое и прозрачное целеполагание, публичное обсуждение принципов вещания, транспарентная экономика, многосторонняя медиааналитка.

Рассматривая социально - политические аспекты развития социально ответственного телевидения мы придем к выводу о необходимости выполнения телеканалами, независимо от их принадлежности к тому или иному типу, функций общественного вещания, как это определяет Европейская конвенция о трансграничном телевидении. Ставшую одной из основных проблем в связи с переходом на цифровые стандарты вещания проблему состава и статуса пакетов программ предлагается решать с учётом выполнения телеканалами именно этих функций и принципов: универсальности, многообразия, ответственности и независимости.

В условиях развития российского общества на современном этапе предложение функции общественного вещателя, которую обязаны выполнять все телеканалы, независимо от принадлежности к тому или иному типу, представляется трудно выполнимым.

Её реализация может быть детерминирована стремлением и необходимостью для вещательных компаний представить свои каналы в так называемые «обязательные пакеты», «пакеты каналов свободного доступа», которые формируются при переходе на цифровые технологии вещания. Это неизбежно потребует приведения их программной политики в соответствие предъявляемым требованиям, среди которых важнейшими будут названные выше принципы. На смену социальной безответственности менеджерского телевидения придёт ответственность перед зрителем, подкреплённая опасением быть исключёнными из пакетов каналов свободного доступа, обязательных пакетов, распространение которых оплачивается из федерального бюджета. Важно и то, кому будет предоставлено право формировать пакеты, устанавливать стандарты вещания, включая чёткое разделение их на государственные, общественные и коммерческие с соответствующими за этим вещательными функциями и пределами коммерциализации. В этой связи столь важным является предложение создать независимый межведомственный орган регулирования, наделённый, дополнительно к названным, функцией лицензирования. Что касается каналов «ограниченного доступа», то есть платных каналов, то при их многообразии возникнет рыночная власть потребителя, свободного в праве заключать и расторгать договоры на просмотр программ, взаимодействовать с компаниями - интеграторами контента, а не только с операторами кабельного телевидения. В этих условиях и медиаизмерения, ограничивающиеся в настоящее время определением рейтинга и доли, будут ориентированы на выявление отношения аудитории к просмотренным программам, а не только к установлению самого факта смотрения.

К числу институциональных перемен, о необходимости которых речь шла выше, относится преобразование телевидения в действительно универсальный институт общественной жизни в информационном обществе, что позволит превратить общество пассивных телезрителей в основного участника социально-политических дискурсов. То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на наш взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего диалога с обществом, доминированием субъект-объектных отношений. В условиях, когда основным средством борьбы за аудиторию стало контрпрограммирование, основанное на копировании форм и содержания телепрограмм, том, что на языке программных руководителей каналов именуется «форматом», и игнорирующее многообразие интересов телезрителей, говорить об аудитории, как о общественно-политической силе, было бы недопустимым завышением ожиданий. Однако телевидение конвергентных коммуникационных форм по определению предполагает переход пассивного зрителя в активного пользователя, формирующего свои телепотребности, в равноправного участника коммуникации.

С появлением большого числа тематических, «нишевых» каналов этот процесс лишь ускорится, а интерактивного – приобретёт и иное качество. В информационном обществе, а в данном контексте мы вправе отождествлять его с гражданским обществом, изменяется сущность политических коммуникаций, роли акторов. Аудитория, общество, его институты становятся активным началом многосторонней телевизионной коммуникации, смогут включаться не только в программирование, но именно через телевидение приобретут черты одного из функциональных элементов политического управления. В мире сейчас более одного миллиарда пользователей Интернета, в России около 17 миллионов и на руках у населения около 100 миллионов мобильных телефонов. Эти статистические показатели характеризуют активность населения, которая прямо проецируется на экономическое развитие. Всё больше стран видят в информационных и коммуникационных технологиях мощнейший фактор экономического развития. И если телевидение, самое массовое средство информации, будет выключено из этого процесса, не станет коммуникативным и конвергентным, ему действительно останется лишь рекреативная функция. Добавим, что телевизоров в России не меньше, чем мобильных телефонов…

Общество, вектор развития которого постоянно находится в точке бифуркации, не может создать ни общественного, ни социально ответственного телевидения. Однако, создание и начало работы Общественной палаты Российской Федерации, Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания, решение Правительства о присоединении России к Европейской конвенции о трансграничном телевидении, переход на цифровые технологии вещания создают, как нам представляется, «точку невозврата» к манипулятивному телевидению.

Как известно, общепринятого представления об информационном обществе не существует, исследователи фиксируют их не менее пяти: технологическое, экономическое, связанное со сферой занятости, пространственное, культурное. Основой всех этих дефиниций, тем не менее, является убеждение, что количественные изменения в сфере информации привели к возникновению качественно нового типа социального устройства – информационного общества. Есть и ещё одно определение информационного общества, которое исходит не из факта увеличения объёмов информации, а из того, что характер этой информации изменяет образ жизни. Именно этого определения, связанного с новым коммуникативным характером интерактивного телевидения, мы и предлагаем придерживаться, проектируя место и роль ТВ в информационном обществе и обществе знаний, руководствуясь при этом Крупной программой ЮНЕСКО «Коммуникация и информация» и Рекомендацией Комитета министров Совета Европы «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания».

В.Г.Лившиц 

Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»

Комментарии:

Похожие новости

Ландшафты
28 декабря 2016

Мы уже не раз писали, что путешествовать по Швейцарии на поездах – это самый удобный, живописный и «пунктуальный» способ. Даже обычные маршруты часто дарят отличные виды за окном, но нам удалось проехаться на панорамном поезде Golden Pass – «Золотом перевале».

Наследие
1 декабря 2016

Самый высокий в мире древний дворец, на месте которого, по преданию, медитировал царь Тибета Сонгцен Гампо. Знаковое место для буддийской религии — дворец Потала в Тибете.

Наследие
22 октября 2016

Бельведер в Вене — это не один дворец, а целый ансамбль. В него входят Нижний и Верхний Бельведер, а также сад, прекрасно дополняющий композицию. Бельведер строился как летняя резиденция для знаменитого принца Евгения Савойского, которого в кулуарах называли «закулисным императором».

ГАДЖЕТЫ
2 апреля 2017

1. Российский процессор «Байкал-Т1» пошёл в крупную серию. Процессор выпускается по нормам 28 нм, основные потребители процессоров — производители оборудования для передачи данных, для промышленной автоматики и для автомобильных бортовых компьютеров:

ГАДЖЕТЫ
1 января 2017

Смартфон — это «скоропортящееся» устройство. Даже если ваш подопечный не был разбит, он обязательно «морально устареет». Спасти ситуацию должны были модульные мобильники.

ГАДЖЕТЫ
8 октября 2016

Кремний – второй по распространенности элемент в земной коре после кислорода. По массе он составляет 27.7% земной коры. В природе он обычно встречается в виде сложных силикатов, то есть соединений оксида кремния с оксидами металлов, составляющих до 90% массы земной коры, а также, более редко, в виде чистого SiO2, кварца.