Архитектура как баланс сил

ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектура
|

Дом Veren Place находится в центре Петербурга, на улице с дачным названием 10-я Советская (интересно, сколько сотен Советских еще осталось в России?), недалеко от Невской ратуши авторства того же бюро СПИЧ. Десять Советских раньше назывались Рождественскими по имени Церкви Рождества Христова на Песках середины XVIII века, взорванной большевиками, а сейчас восстанавливаемой. Улицы пытаются переименовать с 1990-х обратно в Рождественские.


ЖК Veren Place
Фотография © Дмитрий Чебаненко

Но начнем с небольшого отступления, посвященного стратегии «30:70» (книга «30:70. Архитектура как баланс сил» вышла в 2017 году, Сергей Чобан многократно презентировал ее на лекциях в России и за рубежом). Важнейший ее пункт гласит, что гармоничный город не может состоять только из иконических зданий, их должно быть не больше 30 процентов, а остальным зданиям лучше быть фоновыми, но с подробно деталированными фасадами. Это не обязательно неоклассика, даже, скорее, не она, чаще это разновидности ар-деко, но возможны и другие варианты.

На недлинной 10-й Советской в начале и в конце стоят два дома. Один из них – угловой, иконический, модернистский – построен в 2005–2006 по проекту «Студии 44» Никиты Явейна. Это здание, по словам Сергея Чобана, – типичная угловая доминанта с необычным планом и активными формами. На другом углу 10-й Советской, переходя на Мытнинскую, располагается бывший доходный дом И. П. Смирнова в стиле модерн (1902, архитекторы М. Андреев, Ф. Павлов). Оба дома занимают примерно по трети улицы. Участок между ними был отдан ЖК Veren Place. Комплекс спроектирован в духе ар-деко, хотя и с четкими признаками современности. То есть здание Veren Place присоединилось к фоновой застройке Санкт-Петербурга, а соотношение домов на улице получилось как раз по стратегии – 30:70. Все дома на противоположной стороне улицы – доходные начала XX века, умеренно декорированные и достаточно рядовые для своего времени, с одной паузой сквера.

ЖК Veren Place состоит из двух корпусов на общем стилобате: один корпус вытянут вдоль улицы, другой поставлен почти параллельно в глубине квартала, а между ними на кровле паркинга устроен озелененный приватный двор для жильцов. Со стороны двора через стеклянную парадную можно попасть как в вестибюль, дизайн которого связан с общей художественной концепцией дома, так и в паркинг. В условиях затесненности исторического города система парковки организована без обычного пандуса, с помощью парковочного лифта. В доме 80 квартир и 45 парковок – хорошее соотношение для окружающей среды. Размер квартир от 40 до 105 м2.


Уличный корпус имеет развитую пластику с эркерами, характерную для петербургских домов. Дворовый корпус, выходящий в мини-сквер, – без эркеров, но с той же структурой рисунка.



Традиционная трехчастная композиция фасадов по вертикали: низ, середина и верх – цоколь, четыре этажа бельэтажа и два верхних плюс аттик – сохраняется в обоих корпусах. И, конечно, их связывают между собой орнаменты в простенках. Здесь применен музыкальный принцип: общая форма внутри подразделяется на темы, которые звучат, повторяются и развиваются, слегка меняясь. Оба парадных фасада насыщены деталями, а дворовые – традиционно более строгие и сдержанные.


 Главный уличный фасад организован с помощью крупного ритма трех эркеров. Но главное, как уже говорилось, – это то, из чего эта крупная форма состоит, темы и детали. Для начала, дом Veren интеллигентно раскланивается с соседями. Он такой же черно-белый, как дом Явейна (белый верх – черный низ), он продолжает волнообразность «соседа» в своих трапециевидных эркерах, одновременно «успокаивая» и упорядочивая ее. А в следующем за ним доходном доме угловой эркер – еще более строгий, прямоугольный. Мотив двух узких окон, которыми прорезаны эркеры Veren Place, перекликается с соседним доходным домом. Такие окна характерны для времени модерна, но перейдя в современность они приобрели более строгую прямоугольную форму. Остальные окна имеют пропорцию в два квадрата, как и многие исторические петербургские, с той приятной разницей, что они французские, до пола.


Ордерность если и присутствует, то латентно: Сергей Чобан считает, что ордерная классика подобна латыни, и ограничивать себя ею – все равно, что готовить все блюда из одного ингредиента. В черном «гранитном» (на самом деле фибробетонном) цоколе оставлен лишь намек на пилястры в рифленых лопатках. Окна разделены гладкими горизонтальными лентами, причем в данном контексте не принципиально, опирается окно на ленту или лента служит для окна верхним обрамлением, своеобразным архитравом.


ЖК Veren Place
Фотография © Дмитрий Чебаненко

Решение фасадных слоев очень примечательно. С одной стороны, стена, безусловно, имеет пластику, слои, глубину, светотень – все те качества, что так нужны городскому дому, чтобы заслужить любовь жителей. С другой стороны, это не просто интерпретация традиционной стены. Слои достаточно сложно переплетены, заставляя вглядываться и разбираться. Не случайна и пришедшая мне в голову аналогия с высокой модой (с которой Сергей Чобан согласился), когда все просто только на первый взгляд, а приглядевшись, обнаруживаешь бездну дизайнерской мысли. Скажем, в простом черном пиджаке обнаруживается нестандартная конструкция – лацкан пиджака уходит в карман, как в ленте мёбиуса: только что был дополнительной поверхностью и вдруг стал основной. Так и на фасаде Veren, есть уровень стены, а есть поверх него уровень обрамлений: широкие горизонтальные ленты между этажами играют роль верхних обрамлений для окон (вместо наличника или архитрава), а вертикальные узкие тяги становятся боковыми обрамлениями (вместо пилястр). В то же время эти ленты и тяги – часть одной поверхности, которая разграфляет фасад на ячейки. В части ячеек, последовательно и регулярно, расположены орнаменты. А основная поверхность стены, наряду с тягами, также фланкирует окна, внешние же подоконники образуют еще один слой, самый выступающий, подчеркивающий роль окон на фасаде. В результате глаз все время разгадывает загадку – где основная поверхность, где дополнительная, где выступ, где углубление, где фон, где обрамление. И это ровно то, что декларирует в книге Сергей Чобан: глазу должно быть, за что зацепиться, что разглядывать. В целом форма получается стройная и убедительная. (Про целесообразность вертикальных окон в Петербурге по сравнению с панорамными см. интервью).

Визитная карточка дома – орнаментальные панно с цветами и листьями, звездами и плодами (всегда нелишне напомнить о райских садах жителю мегаполиса). Несколько видов повторяющихся узоров в простенках окон выглядят, как «каменная» резьба, а на самом деле это плиты из качественного фибробетона толщиной примерно 5 см, где глубина узора составляет 3 см. В соцсетях в комментариях люди гадают, камень это или нет, что говорит об эстетической удаче. Поверхность уличного корпуса наследует дому в Гранатном переулке, 6, спроектированному Сергеем Чобаном еще в 2008 году. Там резьбой были покрыты каменные горизонтали и вертикали; в петербургском доме больше гладких поверхностей, но принцип узоров, лент и нескольких слоев созвучен.


Я специально написала про семантику орнамента, которую любой человек, ребенок или старик, мужчина или женщина, профан или интеллектуал, считывают сходным образом. Всегда поражалась активности Адольфа Лооса, который более ста лет назад в провокационной манере объявил орнамент преступлением и признаком дикаря, который боится чистых поверхностей. Хотя магическая защита – лишь одно из многих значений орнамента, не самое актуальное. Очевидно, что другие значения – связь человека с органической природой, символика растительного и животного мира, математические соотношения внутри раппорта и между повторяющимися узорами – да мало ли что еще значит орнамент. Ornare по латыни – украшать. Философ Ханс Гадамер вообще считает потребность человека в украшении истоком и в некотором роде синонимом прекрасного. Ну а по-гречески κοσμάτος – украшеный и κόσμος, упорядоченное пространство жизни человека или попросту «порядок» – однокоренные слова.


Очень отрадно, что Сергей Чобан реализует последовательно свою стратегию. Он предлагает не решение частного характера, а путь, по которому вслед за ним могут пойти многие. Со времени написания книги «30:70» появились такие крупные проекты, как район Адмиралтейской слободы в Казани и квартал реновации в Кузьминках. В недавно завершенном архитектурном ансамбле «ВТБ Арена Парк» сочетаются ар-декошные дома Сергея Чобана и модернистские дома Владимира Плоткина, причем это случай нахождения общего знаменателя для стилей: классицизирующий модернизм и модернизированное ар-деко сближаются через ритм. Именно в ритме, а не в ордерных деталях Сергей Чобан, по его словам, видит секрет воздействия архитектуры на ее зрителя – а ведь зритель это, в конечном счете, каждый горожанин, не только житель дома. Диалектика свободы и порядка, ощущаемая в колоннадах, в повторяющихся орнаментах, в музыкальных построениях, дает искомую магию ритма, которая врачует дух и глаз. Эти качества – важная основа для восприятия города человеком. Хотя, конечно, именно архитектура Сергея Чобана наиболее последовательно возрождает орнамент, встраивая его в логику современных фасадов: помимо «Византийского дома», тут можно вспомнить и Wine house, и угловой дом на том же перекрестке Ленинградского шоссе и ТТК, «визитную карточку» ЖК «Царская площадь», где для рисунка лопаток заимстованы мотивы резьбы Теремного дворца Московского Кремля.

Иными словами, орнаментальные фасады Сергея Чобана уже можно выстроить в целую вереницу, отдельный сюжет, который автор разрабатывает больше десяти лет как одно из направлений своей работы по поиску современной архитектуры, которая подходила бы и историческому городу, и его жителю.


Veren Place – еще один шаг в том же направлении. Он подхватывает ритм окружающего его города и воплощает, с одной стороны, традиционно, выдерживая высотность, рядность, последовательность эркеров и классическую трехчастную логику построения по высоте. С другой стороны надо заметить, что дом очень современен, – чтобы почувствовать это, достаточно взглянуть на доходные дома на противоположной стороне улицы. В таком сопоставлении дом даже не выглядит как принадлежность «семидесяти процентов» рядовой застройки: современное строительство в историческом центре, помимо уважения к контексту, требует достаточно высокого качества материалов и исполнения, четкости линий. И дом – яркий, выстроенный на контрасте почти-белого и черного, расчерченный филенками и ребристыми «каннелюрами», но в то же время «обернутый» эркерами как волной, отнюдь не выглядит репликой соседей, а скорее представляет собой сумму современных технологий и представлений о качестве и авторских убеждений относительно смысловой и эмоциональной ценности орнамента. Именно эта роль – здания на грани модернистского и исторического Петербурга, продиктованную, надо думать, не только соседством относительно нового и относительно старого здания – дому, пожалуй, удалась лучше всего.
 
Автор текста: Лара Копылова
Источник: archi.ru


Комментарии

Пока нет комментриев, будьте первым кто выскажется

Добавление комментария

Ваше имя
Почта
Комментарий
Работу в этом направлении определяет Концепция продвижения российского образования на базе представительств Россотрудничества за рубежом,

В России их встретить достаточно сложно. Но стоит очутиться в Европе, и они смотрят на путешественников сверху вниз – со стен храмов и прочих зданий.

Решение о передаче в собственность России подворья Русской православной церкви в Бари было принято итальянскими властями во время визита в страну

По данным Центрального бюро статистики Израиля (Central Bureau of Statistics, CBS), экспорт бриллиантов из страны в ноябре вырос на 49%, составив

Сегодня мы с вами будем культурно отдыхать посетив музей – жемчужину мирового современного искусства. И он, конечно же, будет особенным! Может не











РУбрики
все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать